воскресенье, 14 октября 2012 г.

Иркутск деревянный. Улица Карла Либкнехта

Сегодня Покров. И снегом завьюжило город мой. Белым-бело укрыто все убористыми хлопьми. Мягкими, вязкими. Такими же вязкими, как мысли от последней прогули (пробежки) вдоль старинных домов Иркутска.
Я не виделась с ними почти пол-лета. И тревожно было встречаться вновь. Как они там? Как живут-могут? И горько было видеть, что не все из них встречают осенние деньки. Не все увидят этот белый снег Покрова. В тяжелом онемении проезжала по улице Чкалова, где еще в июне стоял домишко с наивно-беззаботными жар-птицами на окнах. Нет его, новый и асфальт и красиво-бесстыжими стеклами смотрит на вас новая остановка... Нет и его приземистых соседей. Высится новое, безликое, глянцевое здание суда. А ведь всего пара месяцев прошла. Но... Поменялся в Иркутске хозяин. Губернатор Мезенцев, который заботился о том, чтобы Иркутск сохранил свой самобытный облик, получил новое назначение. У нового губернатора новые ценности: Иркутск обрастает новыми памятниками-скульптурами. Недавно услышала новую шутку ( по-моему, грустную): "Построили вам дачу - 130-ый квартал. Вот туда и ходите, смотрите, как жили раньше".
130-ый квартал - это нашумевший проект Мезенцева, где реконструирован быт старого Иркутска. С него и началось мое увлечение "деревяшками". Только все никак не могу его вам показать. Решила, что покажу вначале настоящих "старичков", а потом уже 130-ый.
Итак, с тревожными мыслями бежала я на К.Либкнехта. И, к сожалению, были для этого основания. Так и не поднялась рука сфотографировать лежащий в руинахтакой самобытный, хитрющий дом-обманщик, одноэтажный по фасаду и двухэтажный во дворе, зияющий дырами окон, с горестно уткнувшейся в землю мансардой, которую уже не в силах держать оветшавшие деревянные колонны. А ведь когда-то сюда выходила помечтать красавица - купеческая дочь или собиралось возле пузатого самовара все почтенное семейство...
Ушло все это, умирает старый дом...
Улица К. Либкнехта очень сатрая. Но дома на ней по большей части послепожарные, двухэтажные, гостевые. (Если кому интересно, почитайте первые посты о деревянном Иркутске. Я писала и об особенностях архитектуры и о пожаре.)
 Но есть и одноэтажные. Такие, как этот, рубленный в лапу. О солидном возрасте сруба говорит такая деталь, как отсутсвие обшивки. Во второй половине XIX века. дома дополнительно обшивали тесом, досками. А здесь мы видим бревенчатую конструкцию. Кроме того декорированы только окна, нет оукрашенных фризов, карнизов. Но зато окна - просто чудо!

среда, 10 октября 2012 г.

Иркутск деревянный. Улица Тимирязева (продолжение)

Очень давно я не бродила по старинным иркутским улочкам: было лето - дачная пора. Да и пышная зелень деревьев летом старается скрыть от любопытного взгляда и назойливого объектива фотоаппарата скромные деревянные домишки. А потому соскучилась страшно я по своим "деревянным" прогулкам. И вот не вытерпела, выскочила из трамвая и бегом, чтоб хотя бы одним глазком посмотреть, как живут мои милые "старички". А так как время было уже вечернее - конец рабочего дня -  и домой надо было поторапливаться, то получился какой-то стремительный слалом: с Тимирязева на Карла Либкнехта, заскочила на Джержинского, вернулась на Либкнехта и бегом через улицу Свердлова на Каландаришвили. На всех этих улочках мы уже были, но не здесь. Наконец-то добралась я до дома с венками - украшение, которое мне пока больше нигде не встречалось.

 Улица Тимирязева центральная, здесь машины несутся одна за одной, очень многолюдно. Хотя дом, на мой взгляд, рожден для тишины и покоя. Но "покой ему только снится".
Дом типичный - сибирский - с секретом. Если помните, то я рассказывала, что в Иркутске в XVIII веке вплоть до второй половины XIX века запрещалось строительство многоэтажных домов - все дома должны были выстроены в один этаж. Но сибиряки - народ изворотливый, привыкший жить с размахом, поэтому они смекнули, что обмануть закон очень даже можно: дом казался одноэтажным с парадной строны, а вот во дворе было уже 2 этажа. Я о таких домах много рассказывала. Вот и этот такой) А значит, построен не позднее первой половины XIX века  - почтенный образец деревянного иркутского зодчества.